Глава 1. Развязка и пролог.

1.

Не так давно из личной психиатрической поликлиники доктора Вейта, расположенной в округах Провиденса, штат Род-Айленд, безо всяких следов пропал очень странноватый пациент. Юноша – его звали Чарльз Декстер Вард – был с большой неохотой выслан в лечебницу убитым горем папой, на очах у которого интеллектуальное расстройство отпрыска развивалось от невинных на 1-ый взор Глава 1. Развязка и пролог. странностей до глубочайшей мании, таившей внутри себя перспективу буйного помешательства и выражавшейся во все более приметных переменах в стиле и виде мышления – прямо до полного перерождения личности. Докторы признались, что этот случай поставил их в тупик, так как в нем наблюдались необыкновенные элементы как физиологического, так и чисто психологического Глава 1. Развязка и пролог. характеристики.

Сначала, пациент казался старше собственных 20 6 лет.

Безусловно, духовные заболевания стремительно старят; но тут дело было не столько в его наружности, сколько в том чуть уловимом выражении, какое обычно возникает только на лицах глубочайших стариков. Во-2-х, актуальные процессы его организма протекали не так, как у Глава 1. Развязка и пролог. других людей, и никто из опытнейших докторов не мог припомнить подобного. В дыхательной и сердечной деятельности хворого наблюдалась таинственная аритмия, он практически лишился голоса, так что мог только шептать, пищеварение было до крайности замедленным, а нервные реакции на простые наружные раздражители не имели ничего общего с обыкновенными реакциями, нормальными либо Глава 1. Развязка и пролог. патологическими, наблюдавшимися ранее. Кожа стала противоестественно прохладной и сухой, лабораторные исследования срезов тканей проявили, что они заполучили необыкновенную грубость и рыхлость. Большая округлая родинка на правом бедре рассосалась, а на груди появилось очень странноватое темное пятно, которого до этого не было. В целом, докторы пришли к общему воззрению, что процесс Глава 1. Развязка и пролог. обмена веществ у Варда протекал так медлительно, что практически застыл, и не могли отыскать ни прецедента, ни какого-либо разъяснения.

Исходя из убеждений психики Чарльз Вард был также единственным в собственном роде.

Его безумие не было похоже ни на одну духовную болезнь, описанную даже в новейших, самых подробных и узнаваемых Глава 1. Развязка и пролог. ученых трактатах, и сопровождалось расцветом интеллектуальных возможностей, которые могли бы сделать его превосходным ученым либо величавым политиком, если б не приняли настолько ненатуральную и даже уродливую форму. Доктор Виллетт, домашний доктор Вардов, утверждает, что объем познаний его пациента обо всем, что выходит за границы его мании, неизмеримо возрос Глава 1. Развязка и пролог. с начала заболевания. Необходимо сказать, что Вард всегда питал склонность к научным занятиям и в особенности к исследованию старины, но даже в самых сверкающих из его ранешних работ не видно той умопомрачительной точности суждений и того умения вдуматься в самую сущность предмета, которые он нашел в общении Глава 1. Развязка и пролог. с психиатрами. Разум юного человека, казалось, был так проницателен, а познания так пространны, что с трудом удалось достигнуть разрешения на его госпитализацию; и только по показаниям сторонних людей и из-за необычного неведения самых простых вещей, что казалось неописуемым при его уме и возможностях, он был в конце концов помещен Глава 1. Развязка и пролог. под наблюдение в лечебницу для сумасшедших. До самого момента исчезновения он читал запоем и был блестящим собеседником, как позволял ему глас; и люди, считающие себя наблюдательными, но неспособные предугадать его бегство, во всеуслышание гласили, что очень скоро Варда выпишут из поликлиники.

Только доктор Виллетт, который в свое время Глава 1. Развязка и пролог. посодействовал Чарльзу Варду показаться на свет и с того времени следил за его телесным и духовным развитием, казался испуганным самой идеей о будущей свободе собственного любимца. Ему пришлось пережить ужасные вещи и он сделал устрашающее открытие, о котором не решался поведать своим скептически настроенным сотрудникам. По правде говоря, сама по для Глава 1. Развязка и пролог. себя связь доктора Виллетта с этим случаем довольна загадочна. Он был последним, кто лицезрел пациента перед его исчезновением, и когда вышел из комнаты Варда после разговора с ним, лицо его выражало кошмар и в то же время облегчение. Многие вспомнили об этом через три часа, когда стало понятно Глава 1. Развязка и пролог., что нездоровой сбежал. Это бегство так и осталось потаенной, которую в поликлинике доктора Вейта никто не сумел разрешить. Может быть, о кое-чем гласило открытое окно, но оно выходило на вертикальную стенку высотой в шестьдесят футов. Вроде бы то ни было, после разговора с медиком Виллеттом юноша пропал. Сам Виллетт не Глава 1. Развязка и пролог. представил каких-то разъяснений, но странноватым образом казался спокойнее, чем до бегства Варда. Чувствовалось, что он охотно поведал бы о пациенте намного больше, если б не боялся, что ему не поверят. Виллетт еще застал Варда в комнате, но скоро после его ухода санитары длительно стучались в дверь, не Глава 1. Развязка и пролог. получая ответа. Когда они в конце концов открыли ее, хворого там уже не было, им удалось отыскать только кучку маленького голубовато-серого порошка, от которого они чуть не задохнулись, когда прохладный апрельский ветер, дувший из открытого настежь окна, разнес его по комнате. Гласили, правда, что незадолго перед Глава 1. Развязка и пролог. тем жутко вопили собаки, но это было ранее, когда доктор Виллетт находился в поликлинике; позже собаки замолчали. О бегстве тотчас же сказали папе Чарльза, но, казалось, он не был удивлен, быстрее опечален. Когда сам доктор Вейт позвонил Варду, с ним уже успел побеседовать доктор Виллетт; оба решительно опровергали, что имеют какое-нибудь Глава 1. Развязка и пролог. отношение к бегству, Некие сведения, касающиеся юного Варда, были получены от близких друзей Виллетта и Варда-старшего, но казались очень умопомрачительными для того, чтоб внушить доверие.

Единственным достоверным фактом остается то, что до сих пор не было найдено никаких следов пропавшего безумца.

Чарльз Вард с юношества был любителем старины Глава 1. Развязка и пролог., и ничто не могло побороть в нем влечения к освященным веками тихим улочкам родного городка, к артефактам прошедшего, которыми был заполнен почетного возраста дом его родителей на Проспект-Стрит, расположенный на самой верхушке холмика. С возрастом росло его преклонение перед всем, связанным с прошедшим; так что Глава 1. Развязка и пролог. история, генеалогия, исследование архитектуры, мебели и ремесел колониального периода вытеснили все другие его интересы. Эти склонности необходимо всегда подразумевать, анализируя его духовную болезнь, ибо хотя они и не были ее источником, но сыграли важную роль в ее следующих проявлениях. Все провалы в памяти, отмеченные психиатрами, касались современности, компенсируясь необъятными Глава 1. Развязка и пролог., хотя и кропотливо скрываемыми заниями о вещах, относящихся к прошлому – эти познания обнаруживались только благодаря кропотливо обмысленным вопросам докторов.

Казалось, пациент практически переносился в отдаленные века, владея некоторым странноватым ясновидением. Умопомрачительно, что Вард, по всей видимости, больше не интересовался различным антиквариатом, с которым был так отлично знаком. Он как Глава 1. Развязка и пролог. будто растерял всякое уважение к старине, как к чему-то известному и даже приевшемуся; и все его усилия были ориентированы на зание обыденных реалий жизни современного мира, которые, как в этом удостоверились докторы, стопроцентно изгладились из его памяти. Он кропотливо скрывал свое неведение общеизвестных вещей, но всем наблюдавшим за Глава 1. Развязка и пролог. ним, было ясно, что выбор книжек для чтения и беседы с окружающими отмечены лихорадочным рвением впитать эти факты, как можно больше выяснить о своей, позабытой им биографии, особенностях ежедневной жизни и культуры ХХ столетия, которые он был должен отлично знать, ибо родился в 1902 году и получил образование в современных учебных заведениях. После Глава 1. Развязка и пролог. его исчезновения психиатры удивлялись, как мог беглец, практически ничего не знавший о сложном современном мире, приспособиться в нем.

Некие считали, что он «ушел в подполье» и затаился, смирившись с самым умеренным положением, пока не сравняется познаниями со своими современниками.

Докторы спорили о том, когда проявилось безумие Глава 1. Развязка и пролог. Варда. Доктор Лайман, бостонская знаменитость, утверждает, что это вышло в 1919 либо 1920 году, когда парень окончил школу Мозеса Брауна, и в один момент перебежал от исследования прошедшего к занятиям оккультными науками, отказавшись сдавать выпускные экзамены на том основании, что занят исследовательскими работами, которые для него еще важнее. Это подтверждалось конфигурацией Глава 1. Развязка и пролог. привычек Варда к тому времени, в особенности тем, что он без утомились рылся в городском архиве и находил на старенькых кладбищах могилу 1-го из собственных протцов по имени Джозеф Карвен, погребенного в 1771 году, часть личных бумаг которого Вард, по его собственному признанию, случаем нашел в древнем квартале Стемперс-Хилл, за Глава 1. Развязка и пролог. облицовкой стенки ветхою дома в Олни-Корт, который, как было понятно, когда-то занимал Карвен.

Короче говоря, зимой 1919-1920 года в нраве Чарльза Варда произошла неоспоримая перемена; он в один момент закончил свои изыскания по истории колониального периода и со всей страстью опустился в потаенны магических наук как на Глава 1. Развязка и пролог. родине, так и за границей, временами вновь начиная поиски могилы собственного отдаленного предка.

Но доктор Виллетт ни в коей мере не делил представления Лаймана, основывая собственное заключение на близком и продолжительном знакомстве с пациентом и некоторых рискованных исследовательских работах и страшных открытиях, которые были им изготовлены за ближайшее время. Они Глава 1. Развязка и пролог. оставили на нем глубочайший след; глас его прерывается, когда он гласит о их, и рука дрожит, когда пробует их записать. Виллетт допускает, что конфигурации, происшедшие в 1919-1920 годах, ознаменовали начало прогрессирующего ухудшения, завершившегося в 1928 году ужасным и ненатуральным перерождением, то на базе личных наблюдений считает, что необходимо отмстить более тонкое различие Глава 1. Развязка и пролог.. Откровенно признавая, что Чарльз всегда отличался неустойчивым нравом и был склонен очень бурно реагировать на окружающее, он отрешается согласиться с тем, что происшедшая ранее перемена отмечает действительный переход т здоровья к заболевания; заместо этого он склонен поверить утверждению самого Варда, что тот открыл либо воссоздал нечто, оказывающее Глава 1. Развязка и пролог. глубочайшее и необычное воздействие на людскую природу.

Доктор Виллетт уверен, что настоящее безумие началось позднее, когда Вард нашел портрет Карвена и древние документы, после путешествия за границу, в дальние загадочные уголки света, где во время совершения неизвестных потаенных обрядов были произнесены ужасные заклинания, на которые откликнулись жуткие силы; после того, как Глава 1. Развязка и пролог. при неведомых обстоятельствах измученный и полный ужаса, парень написал свое – отчаянное письмо. Настоящее безумие Варда, считал доктор, началось после эпидемии вампиризма и серии не поддающихся объяснению происшествий, о которых мною гласили в Потуксете, когда из памяти пациента стали выпадать сведения, связанные с современностью, когда он лишился голоса, и Глава 1. Развязка и пролог. организм его перетерпел на 1-ый взор малозначительные конфигурации, позднее увиденные многими.

Виллетт со характерной ему проницательностью указывал, что конкретно с сих пор Бард непременно заполучил некие характеристики, которые могут привидеться только в ужасе; он признает с невольной дрожью, что есть довольно приличные свидетельства, подтверждающие слова юноши о находке, которой предначертано было Глава 1. Развязка и пролог. сыграть роковую роль в его жизни. Сначала, два мастера, надежные и наблюдательные люди, лицезрели, как были найдены старенькые бумаги, принадлежавшие Джозефу Карвену. Во-2-х, Вард, тогда еще совершенно молодой, в один прекрасный момент показал медику эти бумаги, в том числе страницу из дневника Карвена, и подлинность этих Глава 1. Развязка и пролог. бумаг не вызывала никакого сомнения. Сохранилось отверстие в стенке, где Вард, по его словам, отыскал их, и доктор Виллетт навечно запомнил тот миг, когда бросил на их прощальный взор, окруженный вещами, действительность которых тяжело понять и нереально обосновать. К этому следует добавить странноватые и полные укрытого смысла совпадения в письмах Орна Глава 1. Развязка и пролог. и Хатчинсона, почерк Карвена, сведения о некоем медике Алленс, добытые детективами, также ужасное послание, написанное средневековым угловатым почерком, которое доктор Виллетт отыскал у себя в кармашке, когда пришел в сознание, очнувшись от забытья после 1-го смертельно небезопасного приключения.

Но самым убедительным является итог, достигнутый медиком, применившим формулу, которая Глава 1. Развязка и пролог. стала ему известна во время его последних изысканий; итог, который неоспоримо обосновал подлинность бумаг и их страшное значение, хотя сами бумаги стали навеки недосягаемы людям.

2.

Свои молодые годы Чарльз провел в атмосфере старины, которую так лаского обожал. Осенью 1913 года он поступил на 1-ый курс школы Мозеса Брауна, находившейся недалеко от Глава 1. Развязка и пролог. его дома, проявляя примерное прилежание в военной подготовке, в особенности пользующейся популярностью в то время. Старинное главное здание школы, возведенное в 1819 году, всегда завлекало молодого историка; ему нравился красочный и широкий парк, окружавший школу. Не много бывая в обществе, огромную часть собственного времени он проводил дома, нередко Глава 1. Развязка и пролог. совершал долгие прогулки, прилежно обучался и не пропускал военных занятий. Он не оставлял собственных исторических и генеалогических изысканий в городском архиве, мэрии и ратуше, общественной библиотеке, Атенеуме, Историческом обществе, в Библиотеке Джона Картера Брауна и Джона Хея в Институте Брауна, и в не так давно открытой библиотеке на Бенсфит-Стрит. Он Глава 1. Развязка и пролог. был высочайшим, худощавым и светловолосым юношей, с суровыми очами, незначительно сутулился, одевался с легкой небрежностью и создавал воспоминание не очень симпатичного, неудобного, но полностью безопасного юного человека.

Его прогулки всегда представляли собой нечто вроде путешествия в прошедшее, и ему удавалось из огромного количества артефактов, оставшихся от Глава 1. Развязка и пролог. былого блеска, воссоздавать картину ушедших веков. Варды жили в большенном коттедже в георгианском стиле, стоявшем на достаточно крутом холмике, к востоку от реки. Из задних окон собственного флигеля Вард мог с головокружительной высоты наслаждаться тесновато сбитыми шпилями, куполами, остроконечными кровлями и верхними этажами больших построек Нижнего городка, раскинувшегося на фоне пурпуровых Глава 1. Развязка и пролог. бугров и полей. В этом доме он родился, и няня в первый раз выкатила его в колясочке из прекрасного традиционного портика кирпичного фасада с двойным рядом колонн.

Она везла его мимо малеханькой белоснежной фермы, построенной два века тому вспять, которую город издавна уж впитал, к приличным зданиям колледжей, выстроившихся Глава 1. Развязка и пролог. повдоль респектабельной богатой улицы, где квадратные кирпичные дома и не настолько огромные древесные дома с узенькими портиками, обрамленными, колоннами а дорическом стиле, дремали, отгородившись от мира щедро отмеренными местами садов и цветников.

Его катали в колясочке и повдоль сонной Конгдон-Стрит, что размещалась пониже на крутом склоне Глава 1. Развязка и пролог. холмика, на восточной стороне которой стояли дома на больших столбах. Тут были древние мелкие древесные дома-ведь возрастающий город карабкался ввысь по холмику – и во время этих прогулок небольшой Вард, казалось, понял спектр старенького поселения времен колонизации. Няня обычно обожала посидеть на лавке Проспект Террас и поболтать с полицейским; одним из первых Глава 1. Развязка и пролог. детских мемуаров Варда было большущее, подернутое легкой туманной дымкой море крыш, куполов и шпилей, простирающееся к востоку, и далекие бугры, которые он увидел в один прекрасный момент в зимний денек с этой большой, обнесенной заграждением, насыпи, окрашенные в магический фиолетовый цвет на фоне пламенеющего апокалиптического заката Глава 1. Развязка и пролог., пылающего красноватым, золотым, пурпуровым и подцвеченные необычными зеленоватыми лучами. Высочайший мраморный купол Ратуши выделялся сплошной черной массой, а увенчивающая его скульптура, на которую свалился случайный солнечный луч из разорвавшихся черных туч, покрывающих горящее небо, была окружена умопомрачительным нимбом. Когда Чарльз стал старше, начались его нескончаемые прогулки; поначалу мальчишка нетерпеливо тащил Глава 1. Развязка и пролог. за руку свою няню, позже прогуливался один, предаваясь мечтательному созерцанию. Он устремлялся наудачу все ниже и ниже, повдоль, крутого склона, всякий раз достигая более старенького и необычного слоя старого городка. Предвкушая новые открытия, он недолго колебался перед тем, как спуститься по практически вертикальной Дженкс-Стрит, где дома ограждены каменными заборами Глава 1. Развязка и пролог., а вход затеняли навесы в колониальном стиле, до тенистого уголка Бенефит-Стрит, где прямо перед ним высился старый дом – реальный музейный экспонат, с 2-мя входами, любой из которых окружали пилястры в ионическом стиле, а рядом – практически «доисторическое» строение с двускатной крышей, с остатками скотного двора и других служб, нужных для Глава 1. Развязка и пролог. фермы, а еще незначительно поодаль – превосходный дом судьи Дюфри с остатками былого георгианского величия. На данный момент это уже были трущобы; но огромные тополя кидали вокруг животворную тень, и мальчишка шел далее к югу, повдоль длинноватых рядов построек, возведенных еще до революции, с высочайшими трубами в самой Глава 1. Развязка и пролог. середине дома и традиционными порталами. На восточной стороне улицы они стояли на больших фундаментах, к входной двери вели два марша каменных ступеней, и небольшой Вард мог представить для себя, как выглядели эти дома, когда улица была еще совершенно юный, – он как будто лицезрел красноватые каблуки и пудреные парики людей, идущих по Глава 1. Развязка и пролог. каменной мостовой, на данный момент практически совершенно стертой.

К западу вниз от этой улицы практически таковой же вертикальный склон, как и наверх, вел к старенькой Таун-Стрит, которую основоположники городка заложили повдоль берега реки в 1636 году. Тут склон прорезали бессчетные тропинки, повдоль которых скучились полуразвалившиеся ветхие домишки, построенные Глава 1. Развязка и пролог. в давние времена; как ни очарован был ими Чарльз, он далековато не сходу осмелился спуститься в этот вертикальный старый лабиринт, опасаясь, что они окажутся сонными видениями, или воротами в неизвестный кошмар. Он счел еще наименее рискованным продолжать свою прогулку повдоль Бенефит-Стрит, где за стальной оградой скрывался двор церкви Глава 1. Развязка и пролог. Святого Иоанна, где в 1761 году находилось Управление Колониями, – и полуразвалившийся постоялый двор «Золотой мяч», где когда-то останавливался Вашингтон. Стоя на Митинг-Стрит – бывшей Гаол Лайн, позже Кинг-Стрит – он смотрел ввысь на восток и лицезрел построенную для облегчения подъема, изгибающуюся пологой аркой лестницу, в которую переходило Глава 1. Развязка и пролог. шоссе; понизу, на западе, он различал старенькое кирпичное здание школы, напротив которого, через дорогу, еще до революции висела древная вывеска с изображением головы Шекспира на доме, где печаталась «Провиденс Газетт» и «Кантри Джорнал». Позже шла неповторимая 1-ая Баптистская церковь постройки 1775 года, необыкновенную красоту которой присваивали несравнимая колокольня, сделанная Гиббсом Глава 1. Развязка и пролог., георгианские кровли и купола.

Отсюда к югу состояние улиц приметно улучшалось, появлялись группы маленьких особнячков; но все еще много было давным-давно протоптанных тропинок, которые вели по крутому склону вниз на запад; тут тесновато скученные дома с архаическими остроконечными крышами казались привидениями. Остовы их находились на различных стадиях красочного пестрого распада Глава 1. Развязка и пролог.. Эти дома стояли там, где зигзагообразная набережная старенькый порт, казалось, еще помнят славную эру колонизации, – порок, достояние и бедность; где были полусгнившие верфи, мутноглазые древние корабельные фонари, и улочки, носящие многозначительные наименования Добыча, Слиток, Золотой переулок, Серебряный тупик. Монетный проезд. Дублон, Соверен, Гульден, Бакс, Грош и Цент.

Когда Вард стал Глава 1. Развязка и пролог. мало старше и уже отваживался на более рискованные приключения, он время от времени спускался в этот водоворот перекосившихся и готовых упасть домишек, сломанных шпангоутов, угрожающе скрипящих ступеней, шатающихся перил, сверкающих чернотой лиц и неизвестных запахов; он проходил от Саут Мейн до Саут Вотер, забредая в доки Глава 1. Развязка и пролог., где, впритирку соприкасаясь бортами, еще стояли старенькые пароходы, и ворачивался северной дорогой повдоль берега, мимо построенных в 1816 году складов с крутыми крышами, и сквера у Огромного Моста, на старенькых просветах которого высится все еще крепкое здание городского рынка. В этом сквере он останавливался, впивая в себя опьяняющую красоту старенького Глава 1. Развязка и пролог. городка, возвышающегося на востоке в смутной дымке тумана, прорезываемого шпилями колониальных времен и украшенного мощным куполом новейшей церкви Крисчен Сайенс, как Лондон увенчан куполом храма Святого Павла. Больше всего ему нравилось приходить сюда перед закатом, когда косые лучи солнца падают на здание городского рынка, на ветхие кровли на холмике и Глава 1. Развязка и пролог. тонкие колокольни, окрашивая их золотом, придавая магическую загадочность сонным верфям, где ранее кидали якорь купеческие корабли, приходившие в Провиденс со всего света. После долгого созерцания он чувствовал, как кружится голова от щемящего чувства любви к этому красивому виду.

Тогда он подымался по склону, ворачиваясь домой уже в сумерках Глава 1. Развязка и пролог., мимо старенькой белоснежной церкви, по узеньким крутым улочкам, где начинал проникать желтоватый свет через мелкие окошки и двери прихожих, расположенные высоко, над 2-мя маршами каменных ступеней с перилами кованого чугуна.

Позднее Вард часто проявлял любовь к резким контрастам во время собственных прогулок. Часть их он посвящал пришедшим в упадок Глава 1. Развязка и пролог. кварталам колониального времени к северо-западу от дома, где находится нижний уступ холмика, – Стемперс-Хилл с его гетто и негритянским кварталом, размещенным вокруг станции, откуда до революции отчаливали почтовые кареты до Бостона. Потом он отчаливал в иную часть городка, королевство красы и изящества, на Джордж-Стрит, Бенсволент, Повер и Вильямс-Стрит, где Глава 1. Развязка и пролог. зеленоватые склоны хранят в первозданном виде шикарные дома и обнесенные стенкой сады, где наверх ведет крутая, затененная густой зеленью дорога, с которой связано столько приятных мемуаров. Все эти скитания, сопровождаемые прилежным исследованием документов, безусловно содействовали тому, что Вард заполучил необыкновенно широкую эрудицию во всем, что касалось старины, и эти Глава 1. Развязка и пролог. познания в конце концов на сто процентов вытеснили современный мир из сознания Чарльза; они подготовили почву, на которую в роковую зиму 1919-1920 годов пали семечки, давшие настолько необыкновенные и ужасные ростки.

Доктор Виллетт уверен, что до этой злосчастной зимы, когда были отмечены 1-ые конфигурации в нраве Варда, его занятия Глава 1. Развязка и пролог. стариной не имели внутри себя чего-либо патологического и магического. Кладбища завлекали его только оригинальностью памятников и собственной исторической ценностью, в нем не замечалось ничего схожего на страсть к насилию, не было никаких проявлений ожесточенных инстинктов. Потом, равномерно и практически неприметно, стали обнаруживаться любознательные последствия 1-го из его самых сверкающих Глава 1. Развязка и пролог. генеалогических открытий, которое он сделал годом ранее, найдя, что посреди его протцов по материнской полосы был некоторый Джозеф Карвен, проживший необыкновенно долгую жизнь. Карвен приехал в Провиденс из Салема в марте 1692 года, и о нем передавали шепотом огромное количество странноватых и внушающих кошмар историй.

Прапрадед Варда, Волкам Глава 1. Развязка и пролог. Поттер, в 1785 году взял в супруги некоторую Энн Тиллингест, дочь миссис Элайзы, дочери капитана Джеймса Тиллингеста, о котором в семье не осталось никаких мемуаров. За два года до собственного первого конфигурации, в 1918 году, юный историк, проявлявший необыкновенный энтузиазм к генеалогии, изучая городские акты, нашел запись об легализованной властями изменении фамилии, согласно Глава 1. Развязка и пролог. которой в 1772 году миссис Элайза Карвен, вдова Джозефа Карвена, также ее семилетняя дочь Энн возвратили для себя девичью фамилию матери-Тиллингест. «Понеже имя ее Жена звучит как Упрек в устах местных обитателей из-за того, что стало понятно после его Кончины; Последняя подтвердила дурную славу, за ним по общему Глава 1. Развязка и пролог. Воззрению укрепившуюся, чему не могла поверить верная Долгу собственному легитимная его Жена, до того времени, пока с Слухах сих была хоть тень Сомнения». Эта запись была найдена исследователем совсем случаем, когда он разлепил два листа книжки, которые были специально и достаточно кропотливо склеены и пронумерованы как Глава 1. Развязка и пролог. один лист.

Чарльзу Варду сходу стало ясно, что он отыскал до сего времени неведомого прапрапрадеда. Открытие это взволновало его вдвойне, так как он уже слышал кое-что о Карвене и не раз встречал неясные намеки, относящиеся к этому человеку, о котором осталось так не много сведений, доступных для ознакомления Глава 1. Развязка и пролог.; некие документы были выявлены только в ближайшее время.

Создавалось воспоминание, что существовал некий комплот, целью которого было на сто процентов прогнать из памяти обитателей городка имя Карвена. Но те мемуары, которые сохранились о нем, и дошедшие документы были так необычными и пугающими, что невольно появлялось желание выяснить, что все-таки конкретно так Глава 1. Развязка и пролог. кропотливо пробовали скрыть и предать забвению составители городских хроник колониального времени-надо считать, у их были для этого довольно весомые предпосылки.

До собственного открытия Чарльз Вард относился к Карвену с чисто романтичным энтузиазмом; но найдя, что состоит в родстве с этим загадочным субъектом, само существование которого пробовали скрыть, он Глава 1. Развязка и пролог. начал периодические поиски, практически выкапывая из-под земли все, что касалось этого человека. В собственном лихорадочном стремлении выяснить как можно больше о собственном отдаленном предке он преуспел больше, чем мог даже надежды, ибо в старенькых письмах, дневниках и воспоминаниях, так и оставшихся в рукописи, отысканных им в Глава 1. Развязка и пролог. затянутых густой сетью чердаках старенькых домов Провиденса и в почти всех других местах, содержалось огромное количество сведений, которые не казались писавшим так необходимыми, чтоб их скрывать. Дополнительный свет пролили принципиальные документы из настолько далековато размещенного от Провиденса городка, как New-york, где в музее Френсис-Таверн на Лонг-Айленде хранилась переписка Глава 1. Развязка и пролог. колониального периода. Но решающей находкой, которая по воззрению доктора Виллетта послужила главной предпосылкой смерти Чарльза Варда, были бумаги, отысканные в августе 1919 года за облицовкой полуразрушенного дома в Олни-Корт. Конкретно они открыли перед юношей путь к темной пучине глубочайшего падения.


glava-1-poyasnitelnaya-zapiska.html
glava-1-poyavlenie-artena-i-pursi-15-glava.html
glava-1-poyavlenie-artena-i-pursi-7-glava.html